У Сергея Безрукова будет Золотой ключ

Фoтo: прeсс-службa тeaтрa

— «Зoлoтoй ключ» Aлeксeя Тoлстoгo, нo у нaс oт eгo пoвeсти в спeктaклe oстaлись тoлькo имeнa. Кaк я гoвoрю, спeктaкль дeлaeтся из неопубликованного. Хочется рассказать не просто историю деревянной куклы, а поговорить серьезно с детьми о любви. О том, что не стыдно влюбляться, что это, наоборот, прекрасно и чудесно.

— А как возникла история кукольного спектакля в драматическом театре?

— Мы встретились с Сергеем Безруковым (он горячий, восторженный человек), стали обсуждать название. Он предложил «Гулливера», а я со своей стороны — разминку перед «Гулливером», то есть, «Золотой ключ».

— Значит, впереди все-таки будет «Гулливер»?

— Только Бог это знает. «Ключ» не просто кукольный спектакль, у меня как всегда — синтетический. Люди почему-то боятся определения «кукольный» и относятся к нему по кукольному, как к уцененному жанру. А это неправильно. Мы шли от Толстого, поэтому начинаем с того, что открываем золотым ключиком двери в театр… Помнишь, как назывался? Правильно — театр «Молния».

— А как же черепаха Тортилла? Разве не она дает ключик Буратино?

— У Тортиллы, знаешь, сколько дубликатов этого ключика было! В общем, мы открываем дверцу и попадаем в театр «Молния», а там — никакого хайтека, все ручная работа — куклы, маски, объекты, люди. Будет прекрасное видео, которое делает талантливейшая Юля Михеева, она недавно получила «Золотую маску». Джузеппе, папа Карло, его жена…

Фото: Ксения Угольникова

— Похоже, судя по всему, многих персонажей мы не узнаем.

— Узнаем, но мне хочется разрушить один стереотип. Да, у Карло есть жена, и она рассказывает ему про свой сон: что у нее родится мальчик. Джузеппе — это Иосиф, его жена — Мария…

— Может, и Карабас-Барабас у тебя благодетель?

— Нет, он не положительный персонаж. Он выигрывает конкурс и таким образом на год становится хозяином города. Ну и начинается: дерево спилил, под которым целовались наши бабушки и дедушки, наводит порядок, который на самом деле убивает все живое. Но в финале с ним что-то необычное все-таки произойдет. Я же говорю — это серьезный разговор, причем не только с детьми 6+, но и со всеми поколениями. Разговор о справедливости, о предательстве, о свободе, а дети 6+ — это уже серьезные люди, много чего понимающие. Со мной в Губернский пришел серьезный экипаж — сценограф Эмиль Капелюш, художник Дамир Муратов, музыку пишет Николай Якимов, а его 11-летний сын Семен, такой юный Моцарт, нам уже треть музыки написал.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.