Станислав Любшин: «Маршала Жукова ругал матом критики наш фильм»

фото: Борис Кремер

Мы встретились в санкт-Петербурге XI Международном фестивале «в кругу семьи», где Станислав Любшин возглавлял жюри, проявившее очень хороший вкус, наградив фильм Словакия «Ева Нова». Опять же, про семьи и главный герой-актрису, оставшийся одиноким после многих лет громкой славы.

«У меня были ботинки 45-го размера подковах, доставшиеся от двоюродного брата»

Почему вы так прикипели к фестивалю «в кругу семьи»? Никуда почти не летают, но вот не в первый раз, когда мы с вами встретимся.

— Да, потому что темы, которые он затрагивает, само по себе удивительно. Что сейчас в нашей жизни важно? Каковы эти люди, какое поколение приходит и куда движется молодежь после всех этих событий, которые произошли в последнее время. Я смотрел на фестивале картину «Я-учитель» Сергея Мокрицкого. Как все узнаваемо. Воспитание ребенка-это такая сложная тема! Кто его родители? Кто рядом? Как он воспринимает государство, в котором живет? Понимает ли он, что это его родина? Вопрос в другом — как все это интересно нынешнему зрителю?

— Вы все еще верите, что с помощью фильма можно достичь в ваше сердце?

— Я считаю. Особенно дети, потому что они искренни. Их мысли чисты. Собаки и дети — самые естественные существа. Ребенок чувствует правду и лицемерие. Если вы работаете честно, то душа его попадает. Он чувствует все не рационально, но и сердце.

Сошлюсь своим опытом. Когда я был в шестом классе, мне пионерскую работу дали билет на спектакль. Так я впервые попал в театр. Это был Московский театр, транспорт, был тогда Театром имени Гоголя.

Я положил ботинки 45-го размера подковах, доставшиеся от двоюродного брата. И моя нога была 33-й размер. Смотрю сказки. Сцены рассказывают: идете прямо — плохо, налево — еще хуже, вправо — и вообще ужас. Я много не мог объяснить, но чувствовал себя странно. Меня коробило от фальши.

Вместе С Всеволодом Шиловским. Фото: предоставлено пресс-службы фестиваля «в кругу семьи»

Представьте себе, что композитор Шостакович приходит в ресторан, и там играют его музыку. Если он слушал свое творчество в подобном исполнении? Так и ребенок воспринимает. Меня как будто подбросило седьмой серии. Я встал и пошел через большой зал, гремя подковами. Аудитория повернулся и посмотрел, как идет ребенок. Возвращаясь домой, пытался анализировать. Только тогда я понял, что актеры были искусственны, выступили как клоуны, при условии, что все дети должны смеяться. И они не смеются, когда чувствуют ложь.

— Но интерес-то театр не пропал — вот что удивительно.

— Но билеты за хорошую общественную работу я больше не пошла. В один прекрасный день во дворце пионеров, там, где теперь метро «Проспект Мира», со мной что-то произошло.

Актеры Малый театр сыграл для детей утренник. Приехали, Вера Пашенная, Евдокия Турчанинова, Варвара Рыжова. Мы не знали, кто это. Но 12 часов в день, когда они пришли, перед нами стоял и положите их поприветствовали. Актер носить платочки и в наших глазах стала старушек. Я был в шоке, вцепился в стул. Как так, просто потому, что они были совсем другие.

Был и еще один важный поход в театр. Большой. Мой друг был в состоянии туда добраться, билеты. Так я получил первый раз в оперу на «Евгения Онегина». Пел Лемешев. Я был в шоке. Когда на сцене убил Ленского, плакал.

— Сколько лет вам было?

— В 12 лет. Как пел Иван Семенович Козловский и его Ленского убил, он упал на пол. Бум! И в зале никто не плакал. Он был очень техничный художник и Лемешеве есть магия. Как он себя чувствует, про что поет! Я шесть или семь раз ходил на «Онегина» и все время плакал.

И последнее, что меня погубило, — это «Три сестры», если МХАТе. Ангелина Степанова, стоя спиной к зрительному пришел, произнесла «в Москву!», с такой правильной интонацией. Так много в нем было чувствовать боль и тоска! Я не так и продвинутых зрителей, но к тому времени созрел, учился в кислородно-сварочном техникуме. После «Трех сестер» начали активно участвовать в самодеятельности. Извините, что так много и нескромно о себе говорить.

— Нынешние режиссеры должны тебя побаиваться. Они, конечно, не знаю, что с тобой делать.

— Они просто знают, что делать. Блестящие дирижера Юрия Темирканова его спросили, как он относится к теперешним оперным режиссерам, он был страшная фраза: «у них есть видение, но они забывают, что ли Моцарт был также план». Вот, это определяет многое в современном оперном и драматическом искусстве. Ли Моцарт была идея о том, как Достоевского, Чехова, Толстого. И режиссеры используют эти большие имена, опуская их признаки своих намерений.

С Людмилой Гурченко в фильме «Пять вечеров». Фото: кадр из фильма.

«Маршала Жукова награды и габардиновом костюме пришел на шоу «заставы Ильича»

— И вы только на этом фестивале, смотрите фильм, или заинтересованы в них постоянно?

— Это моя жизнь. Ирина, моя жена, что вы прекрасно знаете, смотрел все новые фильмы на «Кинотавре». И я их чуть позже вижу. Сам я два раза снимался в кино, правда, уже давно («Три года» по Чехову с Дмитрием Долининым, «Позови меня в даль светлую» с Германом Лавровый лист является Шукшину. — C. H.). И третий фильм будет сделано, но ушел жизни оператор Павел Лебешев, актеры Евгений Евстигнеев и Олег Янковский. Я хотел работать с ними. Деньги нам дал эмигрантов русского происхождения в Австралии. Но все шло. Теперь буду унижаться, просить деньги на новый фильм.

— Снова экранизацию возьметесь?

— Да, это фильм Чехову. Но говорить конкретнее не буду. Я суеверный. Это рассказ, а не пьеса, камерное произведение. Я сам хотел бы играть.

— Может быть, мы вам чем-то поможем. Один богатый и благородный человек, прочитав в нашей газете статью про Марлена Хуциева, который не мог из-за безденежья, чтобы остановить фильм, с большим энтузиазмом.

— Повезло Марлену Мартыновичу. Мне министр культуры, сказал, что поможет. Но в стране не хватает денег. Наступил критический момент, когда нужно решить, на поиски поставщика. Может, я вам говорю о Марлена Мартыновича?

— Как он вам благодарен!

— Это уникальный человек и удивительный художник. Что он пережил «Заставой Ильича»! Газеты ее написали такие неприятные вещи: мы не видели фильм, но он антисоветский. Изображение положить на полку и все то, что Марлен открыл — настроенческое, чеховское, — пошел гулять по другим фильмам.

Когда показывают хронику тех лет, я вижу, что это все наш фильм. Художественный картина стала документом времени.

Если показ «заставы Ильича» закончился, я увидел, что режиссер Леонид Луков («Два бойца», «Большая жизнь». — C. H.), который сидел за нами — без орденов и медалей. Но они были ее груди перед просмотром. В ресторане, где мы отмечали выход фильма, Марлен говорил с ней, и Лук, и почему-то ушел. Мы спрашиваем: «Что случилось?» Оказывается, Луки, сказал: «Марлен, извините, я понял, что всю жизнь лгал». В шок получил его в наш фильм. И сколько Лука сам пострадал! Как Сталин и его громил. После открытия выяснилось, что Лукова почти четыре инфаркта было.

— Но вы, в конце концов, ему пришлось воспользоваться?

Картина «Верьте мне, люди» в студии им. Горький. Луки предложил мне роль человека, сбежавшего из лагеря. И я то ли был занят, то ли что-то побоялся. Наконец, мотив Кирилл Лавров.

И история вокруг «заставы Ильича» мы ничего не понял. Молодые люди были. Почему все хвалили и вдруг начали ругать? Причем одни и те же люди.

Очень известный режиссер сказал: «Марлен, вот, что вы сволочь показал. Почему они на Красной площади перед Мавзолеем, танцуют и кривляются?» Все упомянутые выше, под стенограмму, что было тогда, KK. Началось! Найдено идеологическая ошибка, пришла еще одна комиссия. Мы пошли на все обсуждения. Я лично хотел узнать, что неправильно сделали.

Прошло открытое собрание партии. Все киностудии Горького должен был осудить фильм. Григорий Чухрай представил семнадцатым выступления. Первый пошел режиссер Андриевский, сказал, что запустить этот скрипт on error в студию, куда только партия смотрела, это антисоветский фильм.

фото: Борис Кремер
С Женой Ириной.

Мы стоим с Колей Губенко и ничего понять не может. Чухрай не выдержал, выскочил без очереди, и сказал: «Как вы смеете так говорить? Мою картину «Баллада о солдата» также называлась антисоветской. Меня обвиняют в том, что он показал на солдата, а не генерала. Как это так? Почему солдат дал мыло? Он либо не будет неделю мыть? В нашей армии, что означает, вшивая?». В своем выступлении Чухрай сломал собрания передач. Больше никто не поддержал.

— Вы, в конце концов, в картине племянница маршала Жукова работал?

— Маргарита Пилихина предприниматель «заставы Ильича». Мы дружили с ним, я бывал у него в деревне. Ее муж был авиационный конструктор. На стене у них висел большой портрет Жукова.

Ли Маргарита характера был человек. Смелый он был, выбрал встречные поезда. И какое между ними расстояние? Я как-то попала между соединения — ветер сбивало ног. И это грузовик «ЗИС» пошел с камерой и работал. Привязывали ее, чтобы не слетела.

Один из хитов «заставы Ильича» Рита с кем-то, появился уже в темноте. Потом я увидел, что это маршал Жуков — награды, габардиновом костюме. Он стал защищать фильм. Я спросил, почему он пришел. И Марлен сказал, что Рита — его племянница.

Жуки серьезный персонаж, но какие-то ошибки в нашем фильме не обнаружил, ругал матом все, кто их нашел. Сколько мы все испытали тогда. И одна критикесса пришла ко мне недавно и сказал, что посмотрел «Заставу Ильича» и что-то там не видел. У меня от его слов сердце замерло. Как с ним после этого говорить? Это то же самое, ничего не понимаю, и при этом критик. Если бы только я в этот вечер был спектакль!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.