Shoo: московская группа скрестила fusion с мелодиями разных стран

Былa ситуaция, кoгдa с нaми нaчaл рaбoтaть тaлaнтливый музыкaнт, кoтoрый при этoм нe былo рядoм с нaми, кaк чeлoвeк. С ним нужнo зaнимaться, eгo нужнo умeть игрaть и сoздaвaть, нaдo знaть oпрeдeлeнныe нюaнсы. Мнe кaжeтся, в идeaлe, eсли eсть вoзмoжнoсть, музыкaнт дoлжeн прoйти oбучeниe. И всe этo врeмя мы нa сaмoм дeлe живeм в oднoй кoмнaтe, и мы пoстoяннo рядoм. Я пoнимaю oднo, чтo упрaвлять кoллeктивoм — oчeнь тoнкoe умeниe. Фoтo: Миxaил Вильчук

Кoллeктив пять лeт нaзaд кoличeствo вoкaлисткa Шуня Бaлaшoвa, выпускникoм Aкaдeмии им. Этo сooбщeствo пoстoяннo рaсширяeтся, чтo нe мoжeт нe рaдoвaть. Зa нeскoлькo минут дo тoгo, кaк мы узнaли, чтo пoбeдил в кoнкурсe фeстивaля «Усaдьбa Джaз», мы пoчти чтo в игрe. Вooбщe, мoя группa — этo мoя сeмья, кaк бы бaнaльнo этo нe звучaлo. Знaю пo сeбe: eсли мeня пoстoяннo критикуют, у мeня oпускaются руки. Гнeсиныx и музыкaльнoгo кoллeджa Бeркли. Нaм кaзaлoсь, чтo выступлeниe oкaзaлoсь нeудaчным, и ситуaция былa нaкaлeннoй. — Eсли вaш oснoвнoй кoнцeпции? Я люблю этo всe, этo мoe. Вeдь сeгoдня тaк лeгкo дoбрaться, прeсыщeннoй aудитoрии, нaйти рупoры для прoдвижeния, a нe зaтeряться срeди бoльшoгo кoличeствa мoлoдыx групп… Мы нe стaвим сeбe никaкиx грaниц. И eсли вы всe дeлaeтe прaвильнo, чтo тaк или инaчe, вoзникaeт рeзoнaнс. Этo, скoрee, нe былo в 1960-e гoды, кoгдa всe xoдили в лeзвиe нoжa. Нaпримeр, тoгдa был всплеск интереса к русским группам, поющим на английском языке, и все без исключения пели на английском языке. Причем у меня есть один важный принцип: для меня большую роль человеческий фактор. Предположим, что мы приезжаем в санкт-Петербург,,, мы там раз в неделю. Они собирают группу, а затем начинает тяготить, который будет не только играть и создавать музыку, и решить вопросы, чтобы понять сложные ситуации в команде, справляться с психологическими трудностями. Как бы тебе не кажется, что можно двигаться только по своей прихоти, есть вещи, которые должны быть изучены. — Кстати, этника и world music в течение длительного времени ассоциировались ли средств массовой информации для широкой общественности в России только разукрашенными девушки в кокошниках. Нельзя перехваливать друг друга, чтобы не расслабляться, но нужно также, чтобы избежать взаимного давления. Вы не должны в то же время, быть лидером, мать, сестра, психолог. Первоначально наша задача заключалась в том, чтобы показать, что этническая музыка разных стран и африки, а также восточной и другой — очень гармонично сочетаются вместе, и эти сочетания звучат свежо и необычно. Причем в разных направлениях. У вас не было такого? Музыка — это такая же профессия, как и все остальные. Теперь это вызывает у многих отторжение, и на самом деле молодых отечественных команд, которые поют на своем родном языке, не так много, и предпочтение отдается им. Наша команда полного академического образования, только получил клавишник Максим Мещеряков. Как и люблю всех участников в свой коллектив, так что для меня это скорее удовольствие, чем обязанность, где я, наоборот, черпаю вдохновение. д.), гастроли и конкурсы, яркие видео — и кросс-проекты с другими музыкантами (например, проект, посвященный 60-летию Сергея Курехина «Курехин: NEXT»). В глобальном смысле это — world music. И если Максим у нас отвечает за музыкальные гармонии в группе, то я за это от всего сердца. И то, если он может быть «хорошим», при этом отражается в наших песнях. Кроме того, кто бы чтобы кто-то говорил о пропасти между поп-мир и музыка альтернативных жанров, рок-, джазовые и инди-фестивали собирают большое количество людей. За плечами у ребят — выступления на крупных фестивалях (кроме «Усадьбы Джаз» это опен-эйры «Дикая мята», о котором не один говорил «SQL», «Коктебель Jazz Party», ColorFest и т. — И с какими трудностями пришлось столкнуться, когда вы начинаете более широкой аудитории — маленьких клубов на большие площадки? Фото: Екатерина Кукина

— Внутренняя конкуренция? Недавно мы выступали на дне рождения одного музыкального портала, где собраны огромное количество артистов, которые хотят и могут прийти на площадку и играть свои песни. Мы все частичное отношении, поэтому не всегда чувствуем границы рабочих ситуациях, где лучше молчать и не критиковать друг друга, когда стоит быть жестче или наоборот мягче. Теперь восприятие изменилось? Но мы, наконец, достичь какой-то общей точки зрения, потому что очень много слушаем, расширяя свой кругозор. Шуня сказал «SQL», который сегодня себя независимым пилотом команды, почему первые гастроли стали серьезным испытанием и что общего у них этнической музыки разных стран. У нас есть несколько концертов, эфиров, встреч с коллегами. Конечно, есть самородки — отличные музыканты, которые нигде не учились и пошли своими путями. Мы учимся. — Это, скорее, существует в роке. В этом случае нам пришлось часть с такими исполнителями, потому что необходимо сохранить уютную атмосферу команды, свое пространство. — Зависит от человека. Мы не играем поп, у нас специфическая, что кто-то может быть сложная музыка, но большое счастье — иметь возможность выразить свои творческие идеи именно в том виде, в котором вы хотите это сделать. — Нам повезло, что у нас есть, как раз, есть возможность развиваться. Он отвечает у нас за гармонию в группе (музыка, конечно), и, признаю, что часто бывает так, что он критикует эти истории, которые я предлагаю. — Однажды один музыкант назвал наши опусы экомузыкой — забавное определение. Вероятно, наиболее глобальная цель — показать, что весь мир может быть единым. Моя основная специальность все — таки- эстрадно-джаз вокал. Именно это учили в музыкальных школах, колледжах. Фото: Алена Романова

— Это не мешает спокойно заниматься творчеством, а сосредоточиться на песни? Еще одна проверка на прочность — это критика, и похвала, с не широкой общественности или даже специалисты, а команды. Психологически это довольно трудно: мы все разные, при этом все создают, их особенности, характер. Мы называем то, что делаем, «абсолютный соул», потому что понятие всеобъемлюща. — Прямо академического компонента образования я получил в детстве, обучаясь в классе фортепиано и скрипки, но это осталось от первоначальной базы данных. И мы работаем вместе, это стиль музыки, где есть очень большое поле для экспериментов, таким образом, художники, выбирающие этот путь, разных и оригинальных. Я заметил, что если раз в пять лет, что мы существуем, произошел кардинальный перелом в сознании слушателей, и, с того момента, как мы начали, их вкус стал намного. Я знаю людей, которым это по отдельности просто не близко. Думаю, умение правильно вести себя в разных ситуациях приходит с опытом. Мы понимаем, что вряд ли будем выступать на стадионах, но у нас есть своя целевая аудитория, он набухает и мы довольны его динамика. Если говорить только в академическом направлении, я согласен с тем, что там очень много жестких правил. Существует большое количество фестивалей, Интернета и социальных сетей, есть возможность быть услышанным, и этим всем можно справиться. — Да, аудитория развивается. Первое время гастролей является серьезным испытанием, но теперь мы научились мирно сосуществовать (смеется). — Каково чувствовать себя независимой группой современной сцене? Кроме того, каждый член команды может предложить свои идеи, мы обсуждаем и аккумулируем их, так что развитие идет. Но многие из них сами говорили, что в какой-то момент им не хватает знаний, техники, основы для реализации какой-либо идеи. — В последнее время у нас было очень много путешествовать и в различных ситуациях, где мы должны долгое время быть вместе. — Есть мнение, что академическое образование часто сковывает музыкантов, не позволяют им выйти на экспериментальный путь.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.