Сергей Алексеев: «Женское мировосприятие не подходит для большой литературы»

фото: личный архив

— Кто рядом с вами, как будет хорошо в вашей жизни с семьей?

— Самое трудное понятие в моей жизни — семья, если подойти к ней с обычными правилами. По своей природе я странник, бродяга, но и волка, поклонники есть дети. У меня их пять: старшая дочь Светлана — оперная дива, колоратурное сопрано и мать моих внуков, все успевает в жизни. Сын Алексей — странствующий музыкант, композитор-песенник и исполнитель драматическое рок: так мы и назвали его неформатные песни. Дочь Валентина далеко от сцены, но знаток иностранных языков, филолог и переводчик, живет в Германии, а также ребенок и внуки, правда, немцы. Сын Егор, тоже музыкант, в санкт-Петербурге, играет в группе на бас-гитаре, срок сын Иван живет в Вологде, занимается всем понемногу, в том числе и в литературе, и с музыкой, хотя по профессии автомеханик.

— Вы сибиряк, то долго жил в Вологде, то в столице, но теперь ушла в таежное отшельничество, глушь… Как к этому относятся члены семьи, друзья? Как они объяснили отъезд?

— Уехав из Москвы, где прожил пятнадцать лет, я до сих пор откашливаю может, тщеславие и смысла существования больших стольных городах. Близкого мне Вологду нравится заповедную часть Русского Севера, где хранится генофонд нации, ее нравы и обычаи. Скорее всего, я вернусь в этот город, где я больные, потому что в Вологде хорошо в пожилом возрасте. Теперь живу в маленькой деревне в Свердловской области. Север-Урал — моя давняя любовь. Я сюда не «переехал, оставив Москву», — я вернуться сюда, как домой. Хотя дома как такового не, теплая, уютная избушка, очень близкие люди, прекрасное ненавязчивое окружающей среды. Деревня небольшая, но старая, стоит на слиянии двух горных рек — Павды и Березы. На берегу Березы хочу жить в скиту, чтобы все время слышать испить воды и времени…

Побег же из Москвы дети одобрили, так как видел, что я никогда не могу прирасти к мегаполису. И друзья были в восторге — я на Урале, послушав сосен шум, и хотел воли, тишина, одиночество.

— В глуши вы не медитируете, но активно действуют, судя по тому, что вам регулярно приходят книги. Как отшельничество влияет на творчество?

— Основная проблема в нынешней форме (и писателями-то назвать трудно) — неумение или скорее нежелание разобраться в философии времени. Как домохозяйки и пенсионерки кропают детективы то, что сейчас называется литературой! Такого маразма большая русская литература еще не знала. Но ничего — это надо пережить. Отшельничество, долгое молчание и одиночество позволяют объединить энергию мысли. В текущем году Урале представил три давний дизайн, который никогда не смогли бы осилить городской суете, и получилось два романа искусство роман-эссе «Ведическая граматица» — последняя книга в цикле «Сорок история россии».

— Что вы человек в доме? Гастрономические пристрастия? Три предмета, без которых не представляют себе повседневной жизни?

— В быту, наверное, ужасно… по крайней мере, так утверждают моего бывшего мужа, отца и получил титул ex. Моя жизнь напрямую связана с творческой работой и не является отдельной частью жизни. Любимая еда — это все соленое и перченое, ешьте, хоть половой тряпкой, как горчица, хрен, плюс посыпать перцем и сдобрить чесноком! В один прекрасный день приходит в корее в посольстве, я получил перчить их острейшее блюдо — что-то, как наши жареные пельмени. Ли служащих кухня широко открылись глаза. Без острой за столом не сидеть, все кажется безвкусным.

Там, где я сейчас живу, из предметов всегда под рукой есть топор, мастерок и оружия. Топор, потому что сам рубль дома, сын и внук плотников своего сына Алексея тоже обучены. Шпатель — потому что люблю поставить в духовку, особенно русские, но и весь глина перетираю и наношу кирпича голой рукой, так, чтобы лучше чувствовать материал. Пистолет — потому что с раннего детства охотник. Первое ружье отец купил мне, когда пошел в четвертый класс без «троек» — это было условие.

— Что вы читаете сами? В общем, и конкретно сейчас?

— Я читаю в основном специальную литературу, касаемую профессий героев, которые живут в романах. Обожаю Маркеса, который подтолкнул к творчеству, я читаю все. Роза «деревенской» литературы — Белов, Астафьев, Распутин, Шукшин, Федосеев. И классика, конечно, и русские и иностранные. Когда он писал роман «Изгой Великий» — прочитал всего Аристотеля, и должны сказать, что он меня вдохновил и измучил. И на данный момент я читаю «Утро магов» Жака Бержье и Луи Повеля — «оккультно-технологии» фэнтези 60-х годов….

— Добровольный отшельник сразу же хотелось бы спросить — когда вы находитесь рядом с современной культуры, кино, музыки? Не делаете ли вы того «зла оси», как это часто случается, что «уходящих от мира»?

— Большая часть шоу бизнеса, связанного, таким образом, не связано с культурой. Судя по тому, что сейчас происходит в культурной жизни страны под эгидой соответствующего министерства, то его уже давно пора переименовать, а сам министр, определить основные шоумена. Кинематограф бросился после детективщиной литературе и исчах. На экранах в криминальном кино, как полагают специалисты, убили уже больше людей, чем все население России. Уничтожены режиссерская и актерские школы, выпестованные советского кино. Поэтому смотрю в основном старые фильмы Тарковского, Герасимова, Говорухина, слушаю песни Кукина, Клячкина, Условия, Окуджавы, люблю современные неформат.

— У вас есть пять детей — как звучат их системы ценностей, три тезиса-три «закона жизни», что человек должен дать своему ребенку?

Для детей, начиная с раннего детства вбивал:

«Не предавай! Ничего не спрашивайте, сильный! Не унижай и не унижайся!»

— Представьте, что издатель вам говорит: «напишите нам книгу президент!» Вы пишете?

— Ну, в психологии Путина много интересного, и может это художественно осмыслить… Я уже почти написал роман в политике высокого ранга, при этом без намеков на издательство, по собственной воле. Меня привлекает личность губернатора Кузбасса амана Гумировича Тулеева. Его имя не на английском языке, но я еще не встречал человека, более русский по образу мышления и манере поведения, чем он! И то, что переплетение судьбы родов, когда дед Тулеева встретится с Аркадием Гайдаром, а потом сходятся в поединке внуков… Но не буду ждать, сюжет, роман, уже в скором времени выйти.

— Ваши поклонники постоянно выражал вам справедливое требование насчет брошенных на полдороге серии книг. Это не совсем справедливо читатели, у вас же «в ответе за того, кого приручили», люди ждут…

— Да, есть такой грех… Давний долг перед читателями — c-2000 не была завершена книга «Долина смерти», серия «Карагач» начал и бросил, из серии «Арвары». Происходит то, что это является причиной, почему: я замысливаю роман на две книги, потому что тема такая, что в одну книгу не влазит, но если пишу, один из героев и материал мне так скучно, что я не знаю, куда их спрятать, во сне начинаю их видеть, они меня мучают… Бросить, чтобы отдохнуть, и в это время рождается новая идея. И если новая идея — все горит, сияет, светится изнутри! И я уже старую книгу и, вообще, сохранять год-два, и к тому времени уже начать забывать… Теперь я спокойно старые долги дам.

У меня времени и сил не хватает все идеи воплотить в жизнь. Я вот даже пытался что-то организовать что-то вроде школы, группы единомышленников: научить их, передать опыт, поделиться идеями. Дал идею романа — бери, пиши…

— … литературных негров, что ли тренировали?!

— Да? Я просто предложил людям канву романа и проработанных героев: бери и «наращивай мясо на кости». Пусть люди делают результат под своим именем.

— И что это история из огня?

— Да ничего. Троим предлагали идеи. Все они одной-две книжки уже вышли. Дал им «учебно-романов». У меня есть свои разработки, не в ущерб, а человек узнал бы написать, раскрутился бы. Женщина из страниц 30 написали и забил — вот, говорит, думать нужно, философ. Я понял, что женщин мировосприятие не подходит для серьезной литературы. Детективы у женщин хорошо получается, и вот, философия, психология, борьба мировоззрений — не выйдет… Другой автор, мой друг, страниц 50 осилил и говорит: «не мои это вещи, удивительно, что я пришел сюда. Третий страстью начал, но не осилил. Я сказал, атрибутика ваша романтика кусок, а дальше тупик — не знаю, что написать! Наконец, хорошая идея так и осталась нерожденной, и вернулся ко мне. Я за него, через какое-то время пришел и вдохновении за 22 дня стал роман «Понтифик из Гулага».

— Цикл книг «Сокровища Валькирии» — это ваша визитная карточка, вы ее знает большинство читателей. (Цикл рассказывает о деятельности какой-то тайной силой, община, кто является хранителем и защитником природных знаний и духа России. — «МК») , Но многим читателям последняя книга выглядела слабой, не в духе цикла почти не медиафраншизой?

— Представления формируются не сразу, то с течением времени. Я уверен, что лет через пять его рассматривает сильные! Эта серия еще не завершена, «Сокровища Валькирии» — это не история искусства и мировоззрения в формировании. Этот роман даже не с двойным и тройным дном, опередивший время. Не нужно воспринимать их прямолинейно, читайте два раза, три раза — и вы нащупаете это, в третий снизу!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.