«Последний советском писателе» замолвите слово

Oн Шумилин спьяну oстaнaвливaeтся пoртрeты Пoлитбюрo члeнoв, кoтoрыe были тoгдa всe в гoрoдскиx рaйoнax, и, глядя нa лики нeбoжитeлeй, прeдстaвляeт сoбoй eщe oдин пoртрeт: видит сeбя, увaжaeмыe сeдинaми и Звeздa Гeрoя Сoцтрудa. Пeрeдeлывaя литeрaтурный сцeнaрий рeжиссeрский (тaкoe былo принятo в тexнoлoгии), Снeжкин нaмeкaл тoлькo нa тo, чтo в кинo свoи зaкoны и свoй язык, кoтoрый гoрaздo сильнee литeрaтуры, пoтoму чтo eму бoльшe пoдxoдит «чeрнo-бeлoй» фoрмe. Вoшeл, кaк лoм, литeрaтуру. Тoлькo нe зaзнaвaйся! Eсли Пoляки увидeл, чтo пoлучил ли Снeжкинa, oн пoпытaлся вoзрaжaть, нo oн oтвeтил: вы нe пoнимaeтe зaкoнoв кинo. Лaднo-лaднo, скрoмник! Нe рaз я встрeчaл в жизни этo примeрoчный взгляд нaчaльствa, выбирaющeгo слeдующим кaндидaтoм свoeй кaндидaтуры. Прaвa скaзкa, срaзу купил «Сцeнaрнaя студия» — сoздaн при Гoскинo xoзрaсчeтнaя oргaнизaция, искaвшaя и дoвoдившaя дo умa сцeнaрий, кoтoрый oн зaтeм с прибылью прoдaть кинoстудиям стрaны, явнo нe пoспeвaвшим зa быстрo мeнявшeйся литeрaтурa ситуaция. Былo и прaктичeскoe oбъяснeниe стoль мaссoвoму вступлeнию в кoмсoмoл: врeмя пoдaчи, мнoгиe вузы стрaны учaстникoв трeбoвaлaсь кoмсoмoльскaя xaрaктeристикa и oгрaничeнный кoнтингeнт, вoюющий в Aфгaнистaнe, нe были приняты дoбрoвoльцeв бeз рeкoмeндaции кoмсoмoльскoй oргaнизaции. Прaвдa, с тex пoр нe тoлькo утeклo мнoгo вoды — aвтoр и рeжиссeр принял пoлoжeниe прoтивoпoлoжнoe идeoлoгичeскoe и пoлитичeскoe стрaнax, и впoлнe вoзмoжнo, чтo тeaтр нe любят вспoминaть спeктaклe, шедшем то аншлагами. — Кажется, мне нужно было оформить документы для заграничной командировки, чем раньше и не мечталось. «Искать баннер, если потерял смысл жизни!» — восхищались рецензенты, усмотрев его основная идея фильма… На самом деле, заняты успех спектакля и началась знаменитая «Табакерка». Снежкин расчеловечил Шумилина, находящийся в фильм, идейно-художественном уровне, подтверждавший его личное убеждение, что советская власть не имеет права существовать. Тогда слушайте: «вчера Михаил Сергеевич хвалил ваш «ЧП…» Политбюро. Ленин, Сталин, Брежнев — все написано в книгах. Фильм «ЧП…» (дебютантом Игорем Бочкиным в главной роли) памфлет, изобличающий чудовищные системы и людей-монстров, которые его представляют. Так яснее? Мой вертикальный подъем вызвал сдержанное негодование коллег и даже эпиграммы:

Гляжу в Полякова Юру. Если до съезда писателей СССР обсуждали в состав высшего органа — будущего секретариата, мудрый Георгий Мокеевич Марков, увидав список секретарей и мою фамилию, сказал:

— Вы вообще хотите, человек жизнь испортить! Правда, как уже было сказано, вначале в широкий экран не пустили, и через несколько месяцев состоялась закрытая представления, ну, то есть время в длинных очередях в кино…» — Я замотал головой, играя в послушное смущения, которая так нравится начальству. Чтобы люди, забывшие или младше лет не чувствую номенклатурных раскладов понятно, о чем речь, могу дать совет. Меня двинули в 86-м выбрали сразу секретарь Москва в письменной форме организации СП РСФСР, а также членом правления СП СССР. Даже в описываемые времена для многих молодых людей вступление в ВЛКСМ остается важным жизненным событием, да мало, кто был готов стать изгоем среди одноклассников. Теперь, если письменное сообщества превратился в нечто среднее между профсоюзом бандитов и в клуб бесплатно, графоманов, понять степень моей высоты было трудно. — Он посмотрел на меня вопросительно улыбкой раскройщика судеб. фото: Наталья Мущинкина

Мы предлагаем нашим читателям отрывок из книги «Последний советский писатель». Активный — это хорошо. Тогда, в 1988 м, фильм был принят на ура. «Когда я пришел в наш письменный министерство — Союз писателей СССР, который находится в «доме Роста» на улице Воровского (ныне Поварская), напоминает, что Поляки. И в 1987 м Театр-студия Олега Табакова была поставлена инсценировка «ЧП…» с названием «Кресло» с михаилом Хомяковым, Алексеем серебряковым, Ириной Апексимовой и Мариной Зудиной в главных ролях. Известие застало его в доме творчества «Гульрипши» под Сухуми. И меня гуманно опустил — переместили в правление. Сегодня это место принадлежит медальным спортсменам и ночным мотоциклистам, прикрепившим к рогатому рулю наш триколор. Желавших удалить изображение было несколько, но худсовет «Ленфильма», который купил сценарий, остановка Сергее Снежкине, что ни дня не был в комсомоле, первом курсе Вгика, женился на мексиканке (звонок эти времена!) и буквально с младых ногтей причислял себя на мысли антисоветчикам. Сценарий написан с Поляковым Петром Корякиным заказу «Студии», чтобы отразить всю амбивалентность история, и режиссера, человека максималистских позиций, это не удовлетворило. Судьба «ЧП…», после стольких лет неопределенности, наконец, тоже пошел хорошо: в том же году рассказ появился в молодогвардейском сборнике «Категории жизни», представлен Эрнстом Софроновым. Остается добавить, что им в далекие годы, известный писатель был в кремлевской табели о рангах очень высокое положение. Может, но не обязательно стал бы! В конце концов, автор заканчивает свою повесть за минуту до рокового шага героя, и для читателя остается надежда, что Шумилин не платят за свою карьеру, судьбу, ребята. Понял? Поляки показали, романтика, что дебошем в райкоме стоит драма старшеклассника, с башни из лучших чувств, походя, официальный признаку против комсомол, куда он вместе со всеми пытался. Сказал: много было у нас таких. Куда ты, комсомолец, прешь!»

Осенью 1986-го, Юрий узнал, что «ЧП…», вызвавшее сильный раздражение властей предержащих, в том числе комсомольского начальства, ему присудили премию Ленинского комсомола. …Не удивительно, что почти сразу после публикации поднялся вопрос о «ЧП провинциального масштаба». В коридоре порвать с ним можно было, только нырнув в какой-то шкаф. Он был так толст, что самолет ему взяли два билета: один стул не помещался. И еще как! Если в романе, главная тема — проблема нравственного выбора героя, его внутренний конфликт с самим собой, то в фильме Снежкина коллизия решена иначе: это история завершена карьериста, увиденная глазами неравнодушного художника. Что я и сделал. Одновременно! Главный герой фильма — конченый мерзавец и карьерист, легко переступающий через судьбы людей, в том числе близких. Но раньше почти не замечавший меня литературный генерал остановился, хитро улыбаясь, поманил пальцем-сарделькой и спросил:

— Уже знаете? — Что, простите? — Ну, что вы! Потребовалось много усилий, в том числе «ЧП районного масштаба» (в частности, театра и киношной версии), что на протяжении десятилетий нажитый авторитет комсомола трясти. Но режиссера Снежкина, беспокоит совсем другое. «Подождите!» он говорит, подмигивая портретам. Иду и вижу, что мне навстречу в узком коридоре, как тугому поршню, движется еще один человек, СП СССР Юрию Николаевичу Верченко. Представьте себе: вы сразу стали членом совета директоров «Газпрома», «Роснефти» и Сбербанка. — Не знаю? Это четко показано в эротических сценах, с женой в спальне хозяйки на кухне, которые вызвали особый интерес не избалованного эротикой советского зрителя. «…С выходом «ЧП…» и «Работы над ошибками» писательское начальство вверх дном внимания талантливый молодой автор и принялось его продвижения. Так может быть герой Полякова много лет спустя. Последняя сцена фильма еще более символична: украден баннер (что романтика проходит через один из многочисленных художественных деталей), найденные и Шумилин несет его на ночь, безлюдному Ленинграду. Как известно, в языке литературы, непосредственно киноязык не переводится, хотя положительный опыт советского кино было: вспомним хотя бы «Тихий Дон» Сергея Герасимова, «хождения мукам» Григория Рошаля или эпос Сергея Бондарчука «Война и мир», что дословно процитировал роман Лев Толстой.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.