Николай Коляда — о том, как в России: «Дебилы, блин!»

Репетиция «Пиковой дамы». Фото: kolyadanik.livejournal.com

— Николай Владимирович, сезон для вас!

— Спасибо, вот только сбор труппы иду, потом был субботник, то первая репетиция «Пиковой дамы»: премьера в начале сентября. Я написал его на двух языках — русском и немецком языке. Оттолкнулся от фразы Пушкина, что «Герман — обрусевший немец».

— А у вас есть то же самое, шпрехаете?

— Шпрехаю свободно, два года жил в Германии. Двуязычие — курс, конфликт, который лежит в основе драмы. Парень не понимает в буквальном и переносном смысле: он совершенно другой, одержим какой-то своей идеей, — эти три карты (три, семь, туз), при этом говорит по-немецки, остальные нашенски. И если он сойдет с ума — наоборот, все говорят на немецком языке, и он начинает бубнить на русском языке. Что-то настолько смешное со мной написано — не знаю еще, как это все… Сейчас попробуем.

— Перевод и какой маршрут?

— Ни в коем случае: совет, и так. Один из героев говорит по-немецки, повторяя вполголоса на русском языке: «Вы меня слышите?..» Каждая фраза — музыка, потому что немецкий — очень музыкальный язык…

— Стереотип такой, что грубая.

— Потому, что немцы нас завоевать хотели, вот мы и знаем только «хенде хох» и «Гитлер капут». Не, немецкий — красивый, могучий, красивый, одним словом, язык Гете и Шиллера.

— Размещение в последнее время его «Фальшивый купон», вы не знаете, где в России, куда он едет…

— Россия все время куда-то идет, бредет, плетется, падает, спотыкается, поднимается, какой-то шинелях, робах, в какой-то платочках… какой-то вечную каторгу, или черт его знает куда. Все это танец, который казачьими песни, все поют и пляшут… как у Есенина — «пьем и пляшем» и что делать?

— Это логика, что наш путь — нет?

— Что здесь, черт возьми… Выбрали направление — и идем. Тихо. В сибирь. В каторжные работы, видимо. Ну куда мы должны идти. Тогда при царях, при Сталине. От того, что мой спектакль. О, зло, которое катится-катится-катится, небольшой став чудовищной.

— Вы не ну затыкаете уши, чтобы слышать, что происходит с Олимпиадой что-то обещают нам, вы не разрешить…

— Обидно За Россию. Я по национальности украинец, я хохол. Нерусский является генам, но в эстонии на самом деле, я русский писатель. И я не сделал сам, если у меня на родине болит. Что делать… терпеть должен.

фото: Михаил Ковалев

— И мы сами в этом не виноват?

— Конечно, виноват. Сами дураки, тоже дебилы, блин. Натворили. Ну, вот русский человек — никакой логики персонажа не хрена. «Он до смерти работает, до полусмерти пьет». Это про нас. Работал-работал, потом взяли и весь успех пропили. Почему? Никто не ответил. Теперь мучаемся.

— Здесь недавно произошел скандал в Перми, в тамошнем Театре-Театре. Мильграма, то ли попросили оттуда, то ли еще не до конца. Вопрос не в этом. Когда все пошли лозунги, желая сделать Пермь культурной столицы,… эксперимент провалился. Так можно ли на месте их «культурной столицей» или это фейк твердые?

— Борю Мильграма я чувствую, я переживаю за то, что мы товарищи… Другое дело, что в Перми, конечно, никакая не культурная столица. Только недавно были там на гастролях целую неделю. Это ужасно провинциальный город, простите пермяки. Ужасно-ужасно-ужасно провинции.

— Но пытались зародить…

— Понимаю, должна быть черная почва, из которой растут хорошие растения. И если чернозема нет, и семян кидаются вниз — v ничего не растет. Екатеринбург — очень разные, есть культурные, слоя различны. Если это то, что кто-то кричит — ни я, ни директор роскошь нашего цирка Марчевский, что у нас культурная столица там, в центре земли. Мы просто работяги, и все. И либо, не находит, без посетителей…

То есть сверху посадить не могут?

— Не поможет. В перми было много шума, который поднимали Гельман и Бояков, но пользы не было. Ну что там в столице? В центре города — сгоревшие дома, даже не покрыты пленкой. Путь, главные улицы — как в деревне Гадюкино. Грязь, беспорядок, а не услуг, ресторанов, заведений… Люди, которые нам спектакли пошли, были очень искренни, я им благодарен. Но «Бориса Годунова» и «Гамлета» они смотрели в недоумении. И когда мы крутили комедии «Скрипка, бубен и утюг», все сразу начали ржать. Так что зрители в театральном смысле не очень выросли. Да что там… в культурном смысле не выросла вообще. Столица!.. Мотовилиха, что делать.

— Что предстоящий сезон?

— Ой, их много. И «пиковая дама» и «Старосветские помещики» и «Золотой петух»… Поездки в Швейцарию с «Королем Лиром» Шекспировский фестиваль, гастроли в Москве, во Франции. У меня труппы — 40 человек, частный театр — никто не поможет. Но выкручиваемся как можем. И что делать?..

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.