Композитора Дашкевича в интернете объявили гомофобом

фoтo: Миxaил Кoвaлeв

Влaдимир Дaшкeвич.

Вoзмущeнию увaжaeмoгo всeми чeлoвeкa нeт прeдeлa, и eгo мoжнo пoнять. Oн oдин из нeмнoгиx, ктo oxoтнo идeт нa кoнтaкт с прeссoй, дoвeряeт журнaлистaм, а тут…

— Мне позвонили и предложили ответить на вопросы о моей семье, — рассказывает «МК» Владимир Сергеевич.   — Вопросы были вполне благопристойные, но почему-то корреспондент периодически пытался меня вывести на тему гомосексуализма в искусстве. Я   ответил, что это не моя тема, говорить об этом не хочу и не буду.

— Но, может быть, вас ввели в заблуждение и вы попали в ловушку? Могли не запомнить, что сказали?

— Я прекрасно все помню. Когда речь зашла о Чайковском, я сказал, что это тот случай, когда все ясно, но что великий композитор обладал высочайшим эстетическим чувством. Но ни Евгения Миронова, ни Олега Меньшикова я не упоминал   — с   какой стати? Я   прекрасно знаю этих актеров, Женя Миронов 14   лет играл в «Табакерке» в спектакле «Бумбараш», для которого я   написал музыку, и   это, с   моей точки зрения, вершина среди его работ. То же самое могу сказать и об Олеге Меньшикове   — он потрясающий артист, отлично играл в фильме «Капитан Фракасс», для которого я также писал музыку.

— Поскольку, к сожалению, имена этих актеров упомянуты в этом пресловутом интервью   — с   их стороны последовала какая-то реакция?

— От Жени Миронова — нет, а   с   Олегом Меньшиковым по телефону говорила моя дочь. Он сказал, что давно уже не обращает внимания на подобные сплетни и гадости относительно себя. Но все равно мне чрезвычайно неприятно. Я   считаю русских актеров самыми талантливыми, самыми достойными представителями мирового актерского цеха. Я   счастлив, когда общаюсь с ними, и много музыки мне подсказали именно они   — Золотухин в «Бумбараше», Евстигнеев в «Собачьем сердце», Ливанов и Соломин в «Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне». Этот список можно продлить как угодно широко.

Я хочу сказать, что никогда не позволял себе заниматься гнусными измышлениями о личной жизни актеров. Это не моя тема, и никогда она моей не будет. О   тех инсинуациях от моего имени в адрес двух гениальных актеров, о   которых с недоумением и отвращением прочел в Интернете, скажу четко: ничего подобного не говорил, интервью я   не визировал, не подписывал и считаю его личным оскорблением. Но главное   — я   никогда так не думал. Я   ненавижу грязные закулисные сплетни не только потому, что знаю цену нашего труда, а   просто ненавижу, и   все.

— Этот опыт вас, наверное, заставит теперь изменить своим правилам — вы не станете разговаривать с журналистами по телефону?

— Почему, буду обязательно. Я же понимаю, что от негодяев не убережешься. У   меня много друзей среди журналистов, и   я   не буду отказываться от людей, чью работу бесконечно уважаю.

— Намерены ли вы обратиться в суд?

— Понимаешь, надо смотреть правде в глаза: мне 84 года, а   суды   — это обязательно нервы, силы, в моем возрасте это тяжело. Но я не исключаю, что, возможно, прибегну к суду.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.