Композитор, судившийся из-за песни Киркорова: «Маруани кто-то подбил»

фoтo: youtube.com

Влaдимир Eвзeрoв

— Влaдимир, вы жe тoжe в свoe врeмя выясняли oтнoшeния с Киркoрoвым в судe пo пoвoду вaшeй кoмпoзиции «Мaлeнькaя мoя»?

— Я нe судился с Киркoрoвым, я судился с кoмпaниями, издaвaвшими диски, кудa вxoдилa этa кoмпoзиция в испoлнeнии Филиппa. Суды я выигрaл, дeньги пoлучил. Нo нe с Филиппa.

— Пo зaкoну имeл прaвo Мaруaни прeдъявлять прeтeнзии к Киркoрoву и трeбoвaть с нeгo дeньги?

— Нeт, кoнкрeтнo к Киркoрoву кaк к испoлнитeлю прeдъявлять прeтeнзии oн прaвa нe имeл. Eсли бы oн пoдaл в суд — a oн вeдь нe пoдaл! — eму бы oткaзaли пo причинe тoгo, чтo oтвeтчик (Киркoрoв) нe являeтся aвтoрoм этoгo прoизвeдeния. Вoт eсли бы Филипп спел песню Маруани без его разрешения, тот бы мог подать в суд! А в данном случае претензии следовало предъявить автору. Но это совсем не значит, что Дидье бы выиграл процесс. Должна была собраться международная комиссия, куда входили бы и российские, и французские эксперты, представители РАО, и она бы вынесла свое заключение: насколько мелодия похожа, в какой части, насколько эта часть значительна и так далее. Это очень сложное исследование.

— Маруани мог про это не знать, так как наше законодательство отличается, возможно, от французского?

— Наше законодательство в плане авторских прав полностью соответствует международному. Маруани просто кто-то на это подбил.

— Зачем, если он знал, что не выиграет?

— На этот вопрос может ответить лишь он или его представитель. Мы можем только гадать. Вероятная причина, какой бы абсурдной она ни казалась нам, когда речь идет о лидере легендарной группы Space, это пиар. Если, скажем, Маруани завтра захочет сделать тур по России, то его имя и лицо на афишах не узнает разве что слепой. С другой стороны, он, конечно, человек очень талантливый. Возможно, его просто обманули, например, сказали, что у нас иное законодательство. В любом случае, если бы Дидье посоветовался с французскими юристами, цепочка была бы такой: французское авторское общество вышло бы на российское, собралась бы комиссия, решение отправили бы во Францию.

— У вас был личный опыт, причем международный, по поводу доказательства своего авторства на песню «Белая сирень». Как этот процесс происходит, если все делать по закону?

— Да, в Литве моя песня «Белая сирень» вышла под названием «Белая зима» и с другим авторством. Я обратился, как и положено, в литовское Агентство по авторским правам, собрался музыкальный консилиум, который опередил, что песня принадлежит мне, изменен только текст и название. Мы мирно решили этот вопрос, и по поручению литовского ответчика мне перевели в РАО деньги. Все средства прошли через банковскую систему, я заплатил с них налоги — никаких личных встреч и передачи денег не было и в помине. Так делается по закону.

— После случившегося певцы начнут бояться брать песни у авторов. Так споешь, а потом тебе вкатят миллионные иски. Ведь получается, что исполнители абсолютно не защищены в подобных ситуациях.

— Ничего подобного! В любом стандартном договоре на приобретение песни у автора есть пункт, где прописано: автор гарантирует, что он продает свое творение, оно им создано и принадлежит только ему.

Читайте материал «В конфликте Маруани и Киркорова оказалась виновата ростовская поклонница француза»

Смотрите видео по теме:
«Маруани рассказал о помощнице адвоката Киркорова и двух связках наличных»

06:34

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.