Гоголь рассматривает «портрет»

Замечу, что длинноносый писатель прочно подцепил эту пару: они уже дважды подверглись трек классика и сделали интересные проекты «#авторжжет» и «Игроки». Теперь пространство «Новое крыло» художники изучают трансформации образ писателя в коллективной памяти. Зачем взяли «Портрет» — не в рамке золоченой, но история является обязательным, вычленили из сюжетообразующий мотив, и предложили зрителям начать исследования, чтобы найти самый точный визуальный образ писателя.

И это то, что нужно двигаться через несколько таинственной комнате, где противоречивые воспоминания современников о внешности Николая Васильевича. И они написали о нем без пиетета и пафоса, потому что современные, не коленопреклоненные потомки. «Короче говоря, это меня больше всего поразил его нос, сухощавый, длинный и острый, как клюв хищной птицы», — так видел его Панаев. И по воспоминаниям П. А. Кулиша Гоголя «в санкт-Петербурге некоторые помнят щеголем; был момент, что он даже сбрил свои волосы, чтобы увеличить их плотность и носил парик». Более пятидесяти различных его изображений, которые управляющий фондом музея, предлагают пытливому зрителю создать его портрет Гоголя.

— Оказалось, что в музее много различных экспонатов, — рассказывает «МК» художник Алексей Трегубов. — Например, разные его портреты, тканые, керамика, бронза — одним словом, какие-то образцы рефлексий различных художников 70-h.

— То есть застойные советские годы. Интересно, отложили ли они след в Гоголя или он времени неподвластен?

— Времени зависит, и эти работы показывают, что люди видели Гоголя довольно пафосно: есть красивые Гоголи, но более чем наивно.

— Это редкость среди этих экспонатов?

— Например, графический эскиз Николая Васильевича своей смертной постели. Или его живописная картина XIX века, работы автора, неизвестных широкой аудитории. Мы оттолкнулись от уже существующих экспонатов, как бы показали, что трансформация писатель в течение долгого времени. Это означает, что если у вас есть такая коллекция, то понятно, что вы хотите сделать не иллюстрации его произведений и рассматривается в Гоголя через призму времени — из прошлого в настоящее.

— А у вас, какие отношения с Гоголем? Особенно любимый труд?

— Отношение к нему у меня есть, я бы сказал, чистота и порядок. Я рад, что его творчество и если взять труд, и размышляешь над тем, такие массивы мысли pop-up, которые вы встретите очень разных художников. И это больше всего потрясает. Когда я еще работал в «Игроками» (предыдущий проект Трегубова и Румянцевой), то буквально влюбилась в этот текст. Тогда чудеса в вашей драматургических приемов я нашел в голливудских сценариях.

— На выставке можно увидеть четкое расположение, подход образом. Означает ли это, что это довольно хороший прием можно использовать в других литературных музеев — например, в Булгаковском доме, в музее Марины Цветаевой?

— Я сотрудничество с другими музеями, но понимаю, что везде своя специфика. Например, Пушкиным так не могу, как Гоголем: у Пушкина тексты кристально чистой, прозрачной и трудно положить их в эту среду, да и не нужно это. И у гоголя всегда есть какое-то расстояние, внутри которой могут быть интерпретации, и интерпретации.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.