Героиня Grammy Адель попросила Бейонсе стать ее матерью

фoтo: AP

Aдeль в слeзax…

Всe шaнсы зaпoлучить мaксимaльнoe кoличeствo стaтуэтoк были у Бeйoнсe, прeдстaвлeннoй срaзу в 9 нoминaцияx. В 2016 гoду пeвицa зaписaлa плaстинку Lemonade, кoтoрaя дeбютирoвaлa нa пeрвoй стрoчкe oснoвнoгo xит-пaрaдa Billboard 200, a 12 трeкoв с нee пaрaллeльнo пoпaли в тoп Billboard 100. В рaбoтe, гдe пeсни сoпрoвoждaлись визуaлизaциeй — чaсoвым фильмoм, приняли учaстиe мнoжeствo прoдюсeрoв и нeскoлькo вoкaлистoв. Aртисткa устaнoвилa нoвый рeкoрд, рaнee принадлежавший рэперу DMX, и стала первой исполнительницей, все альбомы которой стартовали с первой позиции в главном чарте США. Выходу Lemonade предшествовал сингл Formation, клип на который признали в итоге лучшим музыкальным видео.

Певица, всегда пестующая воинствующий феминизм в творческих мессиджах (за что многими не просто любима, а обожаема), рассказывала, что все свои последние песни она написала «о путешествии женщины к самопознанию и исцелению». Видимо, философские мысли были навеяны подготовкой к материнству. Правда, в отличие от нашей беременной поп-героини Полины Гагариной Бейонсе ждет двойню и не скрывает широкими платьями округлившийся животик, а наоборот — назойливо распускает его перед глазами публики, словно павлин свой хвост. Нынешнее ее выступление в Лос-Анджелесе стало, пожалуй, если не музыкально, то визуально самым ярким номером шоу: на сцене исполнительница появилась в образе не то пламенной Жар-птицы, не то индийской богини в роскошном золотом костюме с диадемой на голове, читала в перерывах между пением авторские мантры о связи женщин в роду, любви и счастье материнства. Весь мир чуть не рухнул в коматоз, когда стул, на который села артистка, неожиданно повалился назад, но все-таки застыл в воздухе, когда казалось, что беременная дива вот-вот шлепнется оземь, как Мадонна, запутавшаяся на церемонии MTV в расфуфыренном платье. В общем, чудеса постановки поражали воображение.

Бейонсе уже 62 раза была номинирована на «Грэмми» и собрала 20 «Граммофонов», постепенно приближаясь к рекорду Элисон Краусс, собравшей за всю историю 27 «олимпийских» музыкальных наград. На прошедшей церемонии фееричная Би сократила разрыв еще на две награды, также получив приз за лучший альбом в нишевой номинации urban, но все-таки не стала королевой бала. «Свет мой зеркальце» предательски пропело ей другую песенку.

Королевой теперь стала Адель — с роскошным букетом из пяти статуэток, причем в главных номинациях (альбом, песня, запись, лучшее вокальное исполнение и вокальный поп-альбом) за композицию «Hello» и пластинку «25». Последняя работа рождалась буквально в муках. Предыдущая («21» — артистка последовательна в выборе названий) вышла еще 5 лет назад. Долгий перерыв был связан с тем, что в 2012 певица родила ребенка и больше года не могла серьезно заниматься новым материалом. В 2013 году исполнила на «Грэмми» хит Skyfall, ставший саундтреком к очередной серии о Джеймсе Бонде, и принялась за работу.

Первые сессии были неудачными, да и альбом, когда тот был полностью готов, Адель назвала слишком скучным. Однако, судя по восторгу поклонников и результатам церемонии, артистка, скорее, слишком критична к себе, чем скучна, и на премии это стало очевидно. Когда она вышла исполнять трибьют памяти Джорджа Майкла Fastlove, ей показалось, что пустила петуха, и, извинившись, остановила выступление, чтобы заново вступить еще раз. Даже матюгнулась на весь, понимаешь, всеамериканский прямой эфир. Зал от такой огрехи только завелся еще больше. А в финале, узнав, что «25» признали лучшей пластинкой, и вовсе не совладала с эмоциями, расплакалась и обратилась с чувственной речью к сопернице Бейонсе: «Для меня лучший альбом этого года — твой. Lemonade — настолько пронзительная и монументальная запись, что ни одна другая не идет с ней ни в какое сравнение, — чуть не рвала она на своей пышной груди зеленое платье. — Я люблю тебя и всегда буду тебя любить! Спасибо!» В этом искреннем признании чувствительную британку, впрочем, слегка понесло, и она заявила, что хотела бы сама быть дочерью Бейонсе! Зрители наблюдали форменную идиллию: «Я тоже тебя люблю!» — кричала Бейонсе из зала, смахивая слезу. Прямо Алла Пугачева и София Ротару времен исторического поцелуя на каком-то из «Голубых огоньков»… К слову, неизвестно, когда еще две примадонны пересекутся на большой площадке: на недавнем сольном концерте Адель заявила, что покидает сцену на какое-то время, правда, подбодрила поклонников: «Думаю, вернусь где-то через пару лет. Так просто вы от меня не отделаетесь!»

На втором месте после Адель по количеству наград, но уже посмертных, оказался Дэвид Боуи, что многими наблюдателями было расценено не только как сенсация, но и скандал. При жизни великий музыкант не очень был обласкан наградами и вниманием этой церемонии. Надо было Константину Райкину к списку «некрофилов», которые «любят мертвых больше, чем живых», добавить, пожалуй, еще и «Грэмми» теперь. Последняя пластинка рок-божества Blackstar, одноименная песня с нее и клип стали лучшим альтернативным альбомом, рок-композицией и рок-выступлением. Минувший високосный год собрал, увы, целый урожай смертей, в том числе среди музыкантов. Помимо Джорджа Майкла, Дэвида Боуи и Принса, чью песню с пронзительным и сумасшедшим напором исполнил Бруно Марс, артисты вспомнили и других коллег, ушедших из жизни в 2016 году. На видеоэкране появилась большая мемориальная доска из их портретов.

Несмотря на потери, появились и новые герои, любимцы уже более молодого поколения. Команда Twenty One Pilots, которая была номинирована в пяти категориях, как и Адель, и сводит с ума тинейджеров, в том числе в России, получила награду за лучшее коллективное поп-исполнение, а лучшим новым артистом был признан молодой певец Chance the Rapper, который забрал еще и «Лучший рэп-альбом», обогнав матерых Канье Уэста и Дрейка. По традиции на церемонии звучала музыка самых разных жанров, представители которых образовывали неожиданные тандемы, как, например, Metallica и Леди Гага, смело нырнувшая в толпу. Вместе с ведущим — британским актером Джеймсом Корденом — зрители прошлись по нескольким эпохам, сцена превращалась то в город будущего, то в зал старинного особняка, то в диско-клуб, то в уютный бар, где можно было насладиться классическим джазом. Судя по общей тенденции, зарубежная музыка сегодня становится все более эклектичной, и артисты, как химики-экспериментаторы, готовят для слушателей гремучую смесь из элементов разных стилей.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.