Дмитрий Быков: «маяковский идеально подходит для сильного, но затравленных»

фото: Геннадий Черкасов

Дмитрий Быков:

— Не, ну маяковский традиционно очень популярен в Латинской Америке, — сказал Быков, — настоящий культ это, что сопоставимо с частично с культом Че Гевары. Я его несколько раз убежден; и это происходит, главным образом, благодаря Пабло Неруде, кто знал Лилю Брик, сам перевел частично Маяковского испании, посвятил ему стихи… Вообще всей революционной поэзии (и в материковой части испании, как вы знаете, очень революционный) не может отсылаться опыт Маяковского.

— А что касается конкретной цитаты про мутной воды история?..

— Маяковский, в принципе, очень подходит для ораторства: очень риторически убедителен. Он вообще par excellence, риторический поэт. И, конечно, то, что президент, уходя в отставку, читает Маяковского, — это лучшее приложение для ваших текстов. Потому что маяковский — это сочетание беспомощности и силы. И, если вам нравится, силы и потерять. Он пишет, что люди, мощный по своей природе, харизматических и… оказавшихся в ситуации травли. Для них он — идеальный поставщик котировок. «Какими Голиафами я зачат — такой большой и такой ненужный?» или «Любовь лодка пошла о быть, с тобой мы в расчете, А не то, что список взаимных болей, бед и обид». И так далее.

— Это он (президент) не мог полагаться на?

— У них есть свои, конечно. Но поэты такой мощности и такого трагического накала, конечно, мало. Вы можете видеть, латиноамериканская поэзия, в некотором смысле, гораздо более традиционна, культуроцентрична. Есть большие поэты, например, Габриэла Мистраль, которые f ставит это под сомнение? То Же Самое Неруда. Но, тем не менее, они по сравнению с российской авангарду несколько вторичны и не так темпераментны. Я не хотел бы принижать, потому что, скажем, Гильен Куба — поэт, который сравним с Маяковским, по крайней мере. И, кроме того, благодаря эмигрантов из Испании латиноамериканская поэзия-это очень здорово вырос. Леон Фелипе (один из классиков XX века), в конце концов, и оставить, но Ахматова говорила, что она завидует. Так или иначе, франкизм довольно многие пересиживали Мексика, Аргентина…

— Но до такого масштаба, как маяковский не поднялся кто-то?

— Не кто-то. Косвенно это можно сравнить ее с Рафаэлем альберти в… удаленно. Так Дилма Русефф сделал правильный выбор. Уходя.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.