Секреты главного тюремщика России Реймера и «золотые браслеты»

фoтo: Кирилл Искoльдский

Суд, пeрeйти к изучeнию oснoвныx свидeтeлeй — тexничeскиx спeциaлистoв из числa бывшиx сoтрудникoв министeрствa. A тe прeдoстaвили фoтoгрaфии и видeo, дoкaзывaющиe, чтo Рeймeр был в курсe всeй «брaслeтнoй» истoрия».

Рeймeр тeм врeмeнeм, в тeчeниe двуx лeт, кoтoрыe прoвeл в ТЮРЬМE «Лeфoртoвo», пoкaзaли твeрдoсть дуxa: oн никoгдa ничeгo нe жaлoвaлся, нe измeнит свoи пoкaзaния и нe пoшeл нa сдeлку сo слeдствиeм. Сaм судeбный прoцeсс, кaк пoкaзывaeт: Рeймeр дeйствитeльнo сaмый нeстaндaртный тюрeмщик для всeй рoссийскoй истoрии.

Судьбa пeдaнтичнoгo русский нeмeцкий (кoтoрый xoтeл пoстрoить спрaвeдливoсть снaчaлa в пoлицию, a пoтoм и в тюрьмe, и сaм в кoнeчнoм итoгe зaпутaлaсь в сeтяx интриг, сплeтeн и скaндaлoв) — пoучитeльнo. Дaжe eгo зaклятыe врaги гoвoрят, тeпeрь суд, чтo, мoжeт быть, в рaмкax, нo этo, гoвoрят oни, в случae, кoгдa в рaмкax пoдeлoм.

ИЗ ДOСЬE «МК»: «С имeнeм Aлeксaндрa Рeймeрa связaны три скaндaлa. Пeрвый — с прoслушкoй eгo пeрвoгo зaмeститeля Эдуaрдa Пeтруxинa (ФСБ в eгo кaбинeтe aппaрaтуру, прoвoдa вывeл в сoсeднeм — шeфу). Втoрoй, сeксуaльный, с сeкрeтaршeй (жeнщинa пишeт зaявлeниe в СК, гдe сooбщил, чтo Рeймeр к нeй пристaвaл). И третий — с покупкой электронных браслетов, которая стала поводом для ареста. Но самое Реймера считали одним из самых демократичных начальников уголовно-исполнительной системы. Благодаря ему в камеру появляется неприкосновенности частной жизни (по иронии судьбы, это единственная вещь на ТЮРЬМЕ, где туалеты не отгорожены, и заключенные справляют нужно точно, чем любой другой в глаза — «Лефортово», в котором он сидит в одиночестве)».

Мобильный телефон для Ходорковского

ИЗ ДОСЬЕ «МК»: «Полковник Виталий Наконечный в системе ФСИН пришел задолго до Реймера — в 1999 г., и руководство «Главный центр инженерно-технического обеспечения». По указанию Реймера была проведена проверка, в результате которой стало возбуждение уголовного дела на Наконечного. В 2014-м году полковник реабилитирован, государства перед ним извинилось и возместило ему моральный и материальный ущерб. В ноябре 2015 года. РОССИИ возбудил уголовное дело о фальсификации материалов служебной проверки «с целью незаконного удаления Наконечного. Л. на должность и его увольнения», признать Наконечного больной».

— Виталий Леонидович, на следующий день вы будете уже в четвертый раз дать показания в суде по делу Реймера. Что вы имеете в виду так много времени для своего бывшего босса?!

— Меня считают одним из ключевых свидетелей по делу об электронных браслетах. А для Реймера и я могу сказать вам действительно очень, а для хорошего, так и плохого. Никакой обиды я на него не. (В суде против Реймера в первый раз Наконечный вышел в декабре 2016 года, и после этого его не меньше чем на три часа «пытали» — не является ли он к шефу личной неприязни Ed.) Когда увидел его на скамье подсудимых, склонившего голову, то испытал огромное сожаление.

— Жаль его?

— Было жаль, что директор всю федеральной службы обвиняется в таком преступлении. Его защита все время повторяет, мол, он неправильно докладывали ситуацию подчиненных. Вроде как не царское это так — копаться в закупках с какими-то там браслетами. Но все не совсем так.

Чтобы все окончательно разобраться, нужно говорить с самого начала — с момента появления Реймера на Житной (там находится здание центрального аппарата ФСИН — Ред.)

— Давайте. Как ведомстве, лечение по назначению Реймера директором ФСИН в 2009-м году?

— Полка. Они, в конце концов является человек, не из нашей системы (бывший полицейский, во главе ОБЯЗАННОСТИ Самарская область — Ред.) Сразу удаляются многие люди из команды бывшего главы ФСИН РОССИИ Юрия Калинина, назначены новые. Это в общем-то было ожидаемо, и никто особого удивления не вызвало. Но отдельные назначения выглядел, мягко говоря, странным: например, является начальником Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными стал бывший глава самарской ГИБДД, в понедельник вечером.

— Почему на вас он не уволен?

— Он меня рекомендовал сверху, как человек не политический, я понимаю, и предполагается, что нелюбимого предыдущей команды. Я был (и все еще является, скорее всего, я), член госкомиссии по информатика и информационные технологии. Развитие инженерной компонента в Калинине является планомерным, успешный, все время повышался уровень защиты, и мы приходим к тому, что в 2009 году. в целом не было ни одного побега.

Кроме того, в этот момент мне подчинялись стратегически важных структур. Например, в Центре безопасности связи и технической защиты информации (ЦБС и ТЗИ). Он противодействовал технической разведки.

— Ну, вы непосредственно вовлечены в скандал с прослушками в ФСИН?

— В мои задачи, а, наоборот, включала исключить установку прослушек в кабинеты руководства. Мы проверили их со специальной аппаратуры. И сразу же уточнил, во ФСИН не было ни одного случая, когда бы мы его нашли, вплоть до прихода Реймера.

Установить прослушку можно только с разрешения суда. По закону ни один, даже самый большой начальник не имеет права слушать своих подчиненных. Но, по-видимому, с введением новой команды родилась «мода» подслушивать-подглядывать.

До того момента, когда разразился скандал, мое подразделение уже расформировано. И, напомню, тогда Реймер думал, что его слушает Петрухин, а оказалось, что это самый Петрухина слушать (в своем кабинете, в конце концов нашли установленной аппаратуры).

СПРАВКА «МК»: «Обыск в кабинете первого зама главы ФСИН Эдуарда Петрухина провели сотрудники ФСБ. Якобы были подозрения, что первый заместитель шпионит за своим шефом. На мероприятии присутствовали и двух генералов, как они, по его словам, кричали друг на друга. Чекисты во время обыска проломили стены и перекрытие между кабинетами Реймера и Петрухина».

— Правда, что Реймер лично поручил бороться с мобильной связи в тюрьмах?

— Это задание мне было дано еще Калининым. В нем когда мы согласовывали техтребования к системам блокировки сотового сигнала. Они стали поставлять и применяется в составе систем безопасности, и отдельно — в дополнение. У нас были «глушилки», которые не позволяют заключенным пользоваться мобильниками. Мы рассчитывали на действие устройств для конкретного учреждения, и, тем более, что ранее, когда в качестве эксперимента установили «глушилки» в «Бутырке», сразу на ФСИН начали жаловаться: предполагается, что жители района перестали работать мобильные телефоны. Это вранье, специально организованное и проплаченное, не исключено, что из «общака».

Говорю вам как специалист — и тогда, и, тем более, что сейчас есть техническая возможность полностью раскрыть, чтобы контролировать и «обрубить» связь в любой ТЮРЬМЕ или на какой-либо колонии и сделали так, что около учреждений сигнал прекрасно ловился.

— Но телефоны — источник дохода и преступности, и коррупции чиновников…

— Я покажу вам один интересный пример. После того, как заключенный Михаил Ходорковский появился в колонии в Краснокаменске, установленное нами устройство блокировки сотового оператора три раза посмотрел вниз. В качестве причины такого сбоя «никто не мог понять». В то же время в этом районе мобильные операторы определили две платформы для улучшения подачи сигнала. Все это есть в сервисной документации.

Инцидент с «нехорошей» компании

— Но вернемся к Реймеру. Вы путешествовали вместе с ним в командировки, в том числе и за рубежом. Что для вас он тогда произвел впечатление?

— Реймер в начале, как мне показалось, чувствовал себя во ФСИН не в своей тарелке. Вероятно, не знал, кому доверять. А объем информации, который на нее упал новый пост — просто огромный. Но с скрупулезностью и немецкой педантичностью Реймер пытался во все вникать, выслушивал, задавал очень точные вопросы.

Много раз обсуждали с ним тему внедрения альтернативных видов наказаний и использования электронных браслетов. Он очень по-хорошему въедлив, если не понимает что-то, переспрашивал, без чванливости, улучшая свои аргументы, требует дополнительных документальных исследований.

В 2009 году сопровождая Реймера в командировке в Болгарии, чтобы посмотреть, как обстояли дела с браслетами там. Он послушал выступления еврокомиссара и болгарских коллег и сказал: «С ними все ясно. Пойду покурю, а ты пока сделать доклад — ты там за 10 минут под орех разделаешь, гораздо дальше от себя, чтобы работать».

То ему не понравилась сама идея, для иностранцев, чтобы браслеты были и приняты во внимание для награждения третьих лиц, коммерческих компаний, а также быть ответственным за все ФСИН. Он также был против закупок зарубежных «аксессуары». Реймер считает, что мы можем приобрести браслеты, сделанные на российских предприятиях с наличием ГЛОНАСС.

Он со мной тогда не было даже острых разговоров на эту тему. Напротив, он со всеми хотел, то и понимание, и доверие. На мои документы, он ответил, меня принимал в любое время, часто до поздней ночи, если не сказать ночью. Так было вплоть до одного инцидента и присоединиться ведомство Салтыков (заместителя Реймера, еще одной фигурой дела об электронных браслетах, сейчас находится под домашним арестом — Ред.) И после все общение с Реймером только через него.

— Что за инцидент?

— В мое подразделение входило принятие военной. Мы отказались принимать эти системы безопасности, которые были доставлены из одной и той же фирмы (они просто ужасающего качества!) около 200 миллионов рублей. Я сообщил о том, Реймеру, это коллегии в декабре 2009-го года сказал даже, что мол, этот «суповой набор» (так он называет эти системы), брать не будем. И поручил написать жалобу в ФАС и СК, чтобы там поселиться.

Понимаете ли, все думали, что в госконтракте на эти системы безопасности подпись Калинина, как оказалось — Raymer!

— Его рамки?

— Очевидно, что это так. Было время, когда Ники уходил, а Нарушения только пришел, вот его и подмахнули этот контакт.

Что надо сделать, когда все ясно? Поднять шум, чтобы расторгнуть договоры, вернуть купленный втридорога дерьмо! А то, что сделал Реймер? Письмо с просьбой о проведении расследования, направлены в ФАС и СК, отозвали. Но самое главное — опыт на втором этапе закупок для системы безопасности не позволяют эту нехорошую компанию. Был предложен оригинальный вариант: решить конкурс, который 12 лет был публичным. И составили список компаний, которые будут принимать в нем участие. Сказали: «Вот эти, в конечном счете, победить». Я отказался подписывать документы за этот обман. Закон запрещает засекречивать то, что не является гостайной, и, тем более, что заранее определить участников и победителей конкурса.

— И что такое плохо? Это то же самое, все это во имя благородного дела.

— Ничего благородного в том, что для того, чтобы скрыть одно преступление, делать другое, нет. Благородно со стороны Реймера бы провели расследование, чтобы доказать, что его подпись появилась там случайно, и дать оценку всем, кто к этому причастен. И так, оказывается, при нем действовал принцип:»пусть лучше мы украдем, что эти не были украдены». В общем, я не стал подписывать, а мне не мешает (потому что у меня все документы на руках, разоблачающие этот обман), в отношении меня провели проверки и возбудили уголовное дело. В конце концов Криволапов сам подписал.

Есть компаний, зарегистрированных по одному и тому же адресу. Например, по Бумажному проезду — две компании, ни один из которых был с нами, не работает, не является производителем системы. Я тогда написал Реймеру докладные, рапорты, где сообщил о своем несогласии с подготовкой закупок, в передней части компании, оформление незаконность, в случае принятия им такого решения. Если говорить простым языком, я всячески дал понять Реймеру — может «бросить» еще раз!

— А она?

— Он меня слушать не захотел. Только ли в амбиции было так — не знаю. В конечном итоге победителей определили в апреле, а они побеждали в течение шести месяцев — в сентябре 2010-го.

А я точно не был проинформирован о запланированных масштабных атак, пытались уголовное дело в отношении меня делают еще и по факту незаконного хранения боеприпасов. Именно после отказа РОССИИ в октябре 2010 года. возбудить против меня уголовное дело по закупок, ФСИН «открыл» картриджи в кабинете на Житной (он был на третьем этаже, прямо под кабинетом министра юстиции). Убежден в том, что их подбросили. И никто не хотел понять, как они там оказались, если в коридоре, создано порядка 70 видеокамер, в сам кабинет — два. Не удивительно, что после моего заявление об этом следователю, отсутствуют не только записи, но и сами камеры из кабинета и часть коридора!

Но я очень рискует, то: у меня в подчинении был весь наградной фонд оружия, я также отвечает за тир Минюста, где сам премьер стрелять… Уголовное дело по факту обнаруженных боеприпасов все еще не были закрыты, но она с текстом «неустановленные лица».

— Реймер точно понимает, что история закупок — это афера? Может, он и не знал?

— Он не может не знать, обязан знать. Опять же, по крайней мере, я неоднократно сообщалось, пишет, представила документы на подпись, где было сказано — замдиректора Криволапов предлагает заранее, как мероприятия, такие схемы. Как реагировать? Он сказал, что Криволапов видел вопрос, и он ему доверяет.

Как Никита Белых примерял браслет

— Но все это история с системами безопасности. Браслеты, мошенничество с которыми теперь ему вменяют, закупались в конце концов, уже после?

— Да, но делает это предприятие, ФГУП (с представленных на его имя от моего имени). Она «оказалась» в октябре, зарегистрированных на одной и той же Бумажному проезду. До этого Криволапов привести в ФСИН представителей фирмы «Мета», заявив, что мол, ее уже давно и отлично знает. Он сказал: «Дайте им технических материалов браслеты». Я спросил, на основании чего? Я знал, что «Мета -» нет связи с «браслетной» тема не была, и никогда они не говорили о нем.

Опять — таки — может, все это Реймер не знал?

— На последнем заседании я показал фото и видео встреч браслетам. Там есть и председатель Криволапов, и с целью уберечь своих детей, который представлял тогда «Мету» (один из обвиняемых, руководитель ФГУП – Ред.), и один из Мартыновых. Там видно, как Криволапов говорить лично с руководителями предприятий, действительно представивших различные варианты браслетов, проверяет их в действии (ранее адвокаты заявили в суде, что Криволапов был введен в заблуждение: о наличии продукции российского производства, он утверждает, что не знал, – Ред.)

У меня остались даже фотографии с информационный форум в Твери (проводятся в рамках государственного совета при Президенте РФ по информационной политике РОССИЙСКОЙ федерации) от 8 июля 2010 года. Там Реймер и перед ним три образца электронные браслеты, представленные различных российских компаний. Эти устройства показывает и руководства страны, членов правительства. Кроме того, продукты были активированы, и одеты с реальными людьми в городе (в роли «опытных», выступили специалисты компаний-разработчиков). С российских изделий прочитали и полпреды, и губернаторы, в том числе Никита Белых. Он был одним из первых, которые я смотрел, примерял их (всегда был известен как любитель новых электронных гаджетов).

И так, через месяц после того, как этот форум ФСИН, пишет докладную в правительство РОССИЙСКОЙ федерации, что рынок браслетов нет и продуктов, и нет необходимости, чтобы создать ФГУП, который их производит. Можете ли вы поверить?! Как это назвать — некомпетентность, обман и коррупция?

И потом этот «псевдоФГУП», который не имеет никакого производства, заключает договор с «Метой». В Конкурсе не было. А что стоит его держать-либо из этих трех компаний «Мета» посоревновались, то все будет законно. Но нет. Думаю, что и здесь, хотя это намерение.

В конце концов «Мета» впервые приобрели браслеты (выдавая за свои), с одной из этих трех компаний, работала в Перми. Только через некоторое время, «Мета -» стала сама производить аксессуара. Для того, ФГУП купил на бюджетные деньги станки и вхождения их в учрежденном им свой «Самарском филиале», на котором расположен (вероятно, неслучайно), а также другие «Меты» площадей (так, все оборудование попало в руки «Меты», и она для него сообщения других, не совсем «тюремные» продукты, в том числе и для спортсменов).

Так, что в сухом остатке? ФСИН общаться в Минюст и Правительство РОССИЙСКОЙ федерации, принимает решение отказаться от конкурса и предлагает ФГУП, заключить контракт с «Метой» — и вы хотите сказать, что Реймер не знают? Это невозможно было бы сделать в принципе, без принятия личных решений руководства министерства. Сам Реймер не задал ни один вопрос, чтобы не проводить конкурс, чтобы не работать и нестандартные браслетах.

— И все же вы думаете, что Реймер, получил некоторую выгоду от этого обмана?

— Учитывая его сегодняшний статус — безусловно, нет. Директор «Меты» Стэн сказал в суде, что утверждает, что приносил 140 миллионов рублей на Житную именно Реймеру в кабинет. Но стоит ли его слова доверия? В общем пусть суд даст оценку собранных доказательств.

Мне удивительно, что даже после возбуждения уголовного дела по браслетам самой ФСИН не считала себя потерпевшей (не инициировала арбитраж или гражданский иск). Хотя ведомство признало признал ущерб государству, завышение цен и плохого качества.

— Между прочим, качества. В суде Криволапов, говоря, что это не так, и это плохо…

— Это было ужасно. Смешно, что самый Криволапову, в конце концов, надеть один из тех браслетов, когда отправили под домашний арест. Он и сейчас его носит. Согласно данным, аксессуар уже не раз ломался, называли. А хотите еще один интересный момент? С этого домашнеарестованного, которые по какой-то причине, допускающих повреждения надетого на него браслет, суды на местах взыскивают деньги.

— Логично.

— Но взыскивают именно завышенные суммы! Это не является реальной стоимостью гривни, а эта, которую «накрутили» мошенников. Я думаю, что в будущем, вероятно, гражданским делам в ФСИН и изменений решений судов о взысканных сумм.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.