Отец «пьяный» мальчик требует 10 млн рублей моральной компенсации

«Эти дeньги в руки, я нe вoзьму eгo. Всe дo кoпeйки пoшли нa oплaту лeчeния бoльныx дeтeй», — скaзaл Рoмaн.

Oчeрeднoe зaсeдaниe судa нaчaлoсь с xoдaтaйствa Oльги Aлисoвoй. Пoдсудимaя прoсилa, чтoбы зaвeршить дoпрoс свидeтeлeй нe пoзднee, чeм чeрeз шeсть вeчeрa. Дeлo в тoм, чтo прeдыдущиe встречи завершались после 22.00 часов, и, соответственно, в следственном изоляторе Ольга глубоко за полночь и не высыпалась.

Одним из первых, чтобы давать показания на сцену вышел дед Алеши Николай Шимко. Именно с ним мальчик возвращался домой с детской площадки в день аварии. Муж сказал, что за секунды до АВАРИИ внук шел метрах в семи-десяти перед ним. Но, подойдя к дому, мальчик увидел свой вход и ускорить шаг. Николай Шимко заявил: в настоящее время машин на дороге не было.

— А потом вдруг откуда-то выскочил, автомобиль подсудимой, — сказал перед судом мужчина. — Скорость машины была 50-60 километров. Она сбила внука, подцепила его бампером, протащила по асфальту. Когда я подбежал к машине, Алеша, уже не подавал признаков жизни. Я сидел перед ним на коленях. Разговоры людей вокруг, я немного помню. Только один диалог врезался мне в память. Какая-то женщина говорила подсудимой: «что делать, если стоит?» «И что я должен делать?» «Вызови «скорую». «А как?»

— Можно уточнить: ваш внук все шел или бежал от детской площадки до дома? — спросил прокурор.

Мужчина ответил, что мальчик побежал, но не быстро. «Три шажка — это пожилой человек. Это означает, что передвигался с той же скоростью, с какой пожилой мужчина идет…»

Дед Алеши также заявил суду, при каких обстоятельствах его тело, внук — на заднем сиденье автомобиля Алисовой. Там с асфальта ребенка передали уже после констатации факта смерти.

— После того, как врач сказал, что Алеши больше нет, к телу так было с моей сестрой. Она кинулась на колени, шептала что-то на мальчика. Так он провел, может быть, полчаса. Кто-то из толпы сказал, что она может замерзнуть, сидя на земле. Было предложено перенести тело внука в машине, чтобы Лена могла есть с мальчиком попрощаться. Так и сделали.

Прокурор:

— Не забывайте, кто переносил ребенок?

— Не, я именно в этот момент отходил.

— Вы общались с подсудимой на месте ПРОИСШЕСТВИЯ?

— Почти не. Я только крикнул: «что ты натворила». Она не ответила.

Адвоката Алисовой Наталья Куракина поинтересовалась, с санта-мальчик, узнает ли кто-то его внук, как нужно переходить дорогу?

— Конечно, — ответил Николай Шимко. — И он знал, что во дворе преимущество у пешеходов, а не водителя.

После перерыва перешли к вопросу отца Алеши. Муж сказал, что в этот день остался дома с ее второго сына, который приболел и мне не пойти гулять со всеми. В районе семи часов вечера в дверь позвонила бабушка Алеши, которая живет по соседству. Он и сообщил в Роман, что мальчик упал под машину.

«Я спросил ее, как Алеша себя чувствует? В ответ я услышал: «Его больше нет». После этого я сбежал вниз и направился к машине ГАИ, где я сидел Алисова». Тот факт, что подсудимая некоторое время спустя после трагедии его послал чек на 50 тысяч в качестве оправдания, Роман называется «циничным плевком».

— Почему вы не допускаете мысли, что моя подзащитная в деле, и хочет каким-то образом загладить свою вину? — поинтересовалась адвоката Алисовой.

— Потому что я видел, что его поведение после АВАРИИ, она была недостаточной. Так, люди, которые чувствуют себя виноватыми, себя не ведут.

— И что вас настроило против моей подзащитной? Почему вы увидели связь между ней, эксперт Клейменовым и следователя Аринушкиным?

И Роман еще раз прочитать свои предположения. Например, что является экспертом, чтобы уменьшить вред, умышленно указал в заключение, не имеют таких повреждений на теле мальчика. Или о том, что на одежде ребенка утверждает, что по какой-то застирали пятна крови.

— Но тогда почему вы не написали заявление для привлечения к ответственности группы лиц?

— Такое заявление от моего имени уже находится в Центр комиссии.

Сама подсудимая задает Новые вопросы из другой плоскости. Ее интересует, согласен ли мужчина с результатами проведенного с ней сразу после аварии медосвидетельствования. Услышав отрицательный ответ, попросите, чтобы выяснить, почему.

— Проверки в 5 наркотических веществ. А, в, г, Способ, говоря, что вы должны проверить, по крайней мере 10-12, — объяснил Роман.

— Вы думаете, что я была под воздействием наркотиков?

— Да, запрещенных веществ. После АВАРИИ люди себя не ведут. Вы были слишком отстраненной, что ли были отключены все рецепторы.

— А почему тогда не оспаривать результаты медосвидетельствования моей подзащитной, когда это возможно? — спросил Куракина.

— Месяц назад мы узнали о результатах, написали петицию. Но, по-видимому, уже упущено.

Читайте в материале: «Супердевчонка»: в суде друзья защитили автоледи, сбившую «пьяный мальчик»

Самое интересное за день «МК» — в один вечер рассылке: подписаться на наш канал в Telegram

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.